photomatika (photomatika) wrote,
photomatika
photomatika

Музей корабля трагической судьбы "Васа", Стокгольм

На богатом пышной растительностью острове Djurgården (Стокгольм), где когда-то охотились шведские короли, находится оригинальное здание с весьма примечательным внешним видом. Над его кровлей возвышаются две конструкции красного цвета, в виде корабельных мачт. Это музей флагмана шведского королевского флота - корабля “Васа”, единственного в мире парусного судна ХVII века, деревянные конструкции которого сохранились на 95%. Своё название корабль получил в честь царствовавшей в то время династии шведских королей - Васа. Длина его корпуса составляла 69 метров, а ширина - 11,7 метров, высота кормы почти 20 метров, а общая высота корабля – 52,5 метра. На борту корабля предусматривалось размещение 64 пушек.

Корабль этот трагической судьбы. Дело в том, что он затонул, сразу после спуска на воду, не протянув и получаса. Произошло это в теплый августовский день, 10 августа 1628 года. В Европе в это время продолжалась Тридцатилетняя война, война между католиками и протестантами. Король Швеции Густав II Адольф, который распорядился о постройке корабля “Васа”, вел военные действия на стороне немецких протестантов. Воевал он очень успешно, за что был наречен “Северным львом”.





История «Ваcы» началась 16 января 1625 года, когда король Швеции Густав II Адольф подписал с голландским кораблестроителем Хенриком Хюбертссоном контракт на постройку нового боевого корабля для шведского флота. Новый корабль должен был стать флагманом Шведского королевского флота, самым крупным и самым тяжеловооружённым кораблём из всех, имевшихся в распоряжении стран, располагавших выходом к Балтике. В том же году для постройки корабля было срублено более тысячи дубов. Непосредственно работы по постройке корабля начались весной 1626 года под руководством Хюбертссона на верфи военного флота Blasieholmen близ Стокгольма. При этом деятельное участие в постройке «Ваcы» принимал сам король. В частности, он лично утверждал размеры и состав вооружения будущего флагмана своего флота. На постройке было занято более 400 человек. Тогда же для «Ваcы» начали отливать бронзовые пушки.

Макет корабля "Васа"


Уже при постройке «Ваcе» было присвоено звание «королевского корабля», что подчёркивало его особый статус. Корпус корабля богато украшался позолоченными и раскрашенными резными скульптурами. К созданию «Вазы» были привлечены лучшие работники — плотники, пильщики, кузнецы, столяры, маляры. В 1627 году судостроитель Хенрик Хюбертссон умер. Его преемником в работе над «Васой» стал судостроитель верфи Блазиенхольмен Хайн Якобссон. Осенью того же года корабль был спущен на воду. К началу 1628 года «Васа» был в целом готов. 16 января, ровно через три года после заключения контракта на постройку, король Густав II Адольф посетил верфь Blasieholmen, осмотрел корабль и остался им доволен. К лету 1628 года «Ваcа» был отбуксирован к королевскому дворцу и пришвартован там.



Макет "Васы" на фоне настоящего восстановленного флагмана


К воскресенью 10 августа 1628 года всё было готово к плаванию. На борт был принят балласт, а также пушки, порох и ядра для первого плавания. Погода была ясная, ветер слабый, но порывистый. На борту находилось около 100 человек экипажа, а также их семьи (по случаю первого плавания предполагалось великолепное торжество). Целью первого плавания «Вазы» была выбрана военно-морская база Alvsnabben к юго-западу от Стокгольма. Для его отплытия потребовалось немало времени — ветер дул с юго-запада, поэтому первые несколько сотен метров корабль приходилось вытягивать с помощью якорей. Затем, выйдя на открытое пространство, капитан корабля Сёфринг Ханссон приказал поднять четыре паруса — фок, фор-марс, грот-марс и бизань. После постановки парусов «Ваза» отсалютовал собравшимся зевакам бортовым залпом и отправился в своё первое плавание.



Когда корабль вышел на открытое пространство бухты, сильный порыв ветра наполнил паруса, и «Ваза» начал крениться на подветренную сторону, но затем выровнялся и прошёл ещё примерно 1300 метров, дойдя до острова Beckholmen у входа в гавань Стокгольма. Там, в ста метрах от острова, новый порыв ветра снова накренил корабль, на этот раз значительно сильнее. Вода хлынула через открытые пушечные порты, корабль лёг на борт и начал тонуть с поднятыми парусами и развевающимися флагами. На место катастрофы быстро прибыла помощь, однако к их прибытию корабль успел почти полностью уйти под воду. Спасателям оставалось лишь подобрать уцелевших в крушении и доставить на Beckholmen и в порт Стокгольма. Хотя катастрофа произошла недалеко от берега, вместе с «Ваcой» погибло, по разным источникам, от 50 до 400 человек.



Прошло более 300 лет, и один энтузиаст решил этот корабль найти. Точных сведений, где он затонул, не было (архивные документы указывали несколько разных мест). 38-летний инженер Андерс Франсен, эксперт по затонувшим старинным кораблям, сконструировал специальный пробоотборник и в 1953 году начал поиски. И вот 25 августа 1956 года в пробоотборнике застрял кусочек почерневшего дерева. Спустились водолазы, нащупали борт корабля с двумя рядами орудийных люков — стало ясно, что это корабль “Васа”. Решили попробовать его поднять. Но как? Предложений было много. Например, вморозить корабль в глыбу льда, а когда она всплывет, отбуксировать на мелководье. Лед растает, корабль останется! Или заполнить его шариками от пинг-понга, которые и поднимут корабль.



Но возобладала наиболее реальная идея: промыть шесть каналов под корпусом, пропустить через них тросы и на понтонах поднять “Васу”. Водолазы, выполнявшие эту сложнейшую работу в полной темноте на глубине 30 метров, под корпусом трехсотлетнего корабля, ежедневно рисковали жизнью. Туннели были столь узкими, что люди в них с трудом протискивались, воздушные шланги могли запутаться (и порой запутывались!) в балках, досках и прочем мусоре на дне. А кроме того, в любой момент мог обрушиться многотонный корпус с балластом-камнями в днище. Но, к счастью, все обошлось, и в августе 1959 года корабль был готов к подъему. Сначала оторвали корпус от дна и отбуксировали на глубину 15 метров. Затем в течение двух лет водолазы затыкали тысячи отверстий от исчезнувших болтов, укрепляли корму и закрывали все пушечные люки. И, наконец, 24 апреля 1961 года наступил долгожданный момент — медленно и торжественно показались из-под воды контуры легендарного корабля.



Почему “Васа” так хорошо сохранился? В холодном Балтийском море, в его слабосоленой воде не водится ракушка-древоточец, которая довольно быстро съедает дерево в теплых южных морях. А тут проржавели все болты (их было несколько тысяч), отпали все резные украшения, и со дна моря подняли около 14 тысяч различных деталей. Реставраторам удалось решить сложнейшую проблему консервации дерева. Чтобы жидкость не ушла из древесины, а дерево не рассохлось и разрушилось, решили построить специальный крытый док, куда на понтоне отбуксировали корабль, и в течение 17 лет днем и ночью орошали корпус составом, замещающим воду. На каждый килограмм дерева приходилось полтора литра воды. Надо было удалить из корпуса 580 тонн воды. Сначала работу выполняли вручную, затем установили полностью автоматизированную систему с 500 мундштуками снаружи и внутри корпуса.



Временным выставочным “залом” для корабля “Васа” стал док. Одним из первых посетил его король Швеции Карл XVI Густав, увлекавшийся археологией и оказавший большую поддержку работам по подъему судна. Реставраторы очистили от ила и грязи корпус корабля и все предметы. Кожаные изделия консервировали, ткани и посуду очищали и сушили. За 27 лет существования этого тесного временного музея посмотреть на “Васу” пришло более 11 миллионов человек. Сложная работа предстояла с парусами. Они от времени так слежались в трюме, что могли разрушиться от малейшего прикосновения. Их осторожно перенесли на стекловолоконную основу и пропитали консервирующим составом.



Когда, наконец, закончили консервацию корабля, нашли место всем фигурам и деталям, “Васа”, как говорят моряки, “на своем киле” отправился в последнее плавание, к месту “вечной” стоянки — в док, расположенный на территории старой военной верфи. Причем здание музея возводили вокруг главного “экспоната”. Теперь с семи палуб-этажей музея корабль виден прекрасно во всех деталях. В витринах- подлинные вещи ХVII века: обувь, одежда, посуда, бочки для хранения провианта (они подвешивались к потолку для защиты от крыс), котел, в котором должны были готовить еду почти на 500 человек, медицинские принадлежности лекаря-брадобрея, игра, напоминающая современные нарды, первые курительные трубки. Команда была очень бедной: единственная золотая вещь, обнаруженная на корабле, — кольцо да еще несколько монет в кармане одного из погибших.



Корабль строился в эпоху барокко — веселое, озорное время. Вот какая-то пышнотелая то ли русалка, то ли нимфа высунула язык и облизывает кончик носа. Вот стоит солдат и задумчиво почесывает бороду. А вот змея выползает из глазницы фигуры, символизирующей смерть... Причем все фигуры ярко расписаны, некоторые позолочены. И на фоне корпуса из светлого дерева они создавали ощущение праздничности. Корабль оснащен по последнему слову тогдашней военно-морской техники. На двух орудийных палубах установлены 64 бронзовые пушки, из которых 48 штук 24-фунтовые (весом более тонны каждая). Да еще шесть мортир, да большое количество пороха и самых разных ядер для морского боя.



Последний вопрос, который нам с Вами предстоит рассмотреть: Так кто же виноват в гибели флагмана шведского королевского флота?

Перед отплытием «Васы» адмирал, командующий флотилией, по правилам того времени провел испытания корабля на остойчивость. 30 матросов перебегали от одного борта до другого и обратно. Но после третьей перебежки адмирал прекратил испытание — корабль так раскачался, что мог перевернуться уже прямо у причала. Единственное, что он произнес: “Если бы только Его величество был дома!” (Король в это время находился в Европе.) “Мы выйдем в море, если Бог и ветер того захотят”, — писал адмирал. И это не преувеличение. Корабли были маломаневренными и неповоротливыми, менять паруса в узких проходах между островами на выходе из гавани Стокгольма почти невозможно. Поэтому корабли часто стояли на якоре, ожидая попутного ветра. Короткий путь от Стокгольма до открытого моря (буквально несколько километров) мог занять месяц, а то и полтора. В то время как при попутном ветре на это уходит всего неделя!



Назначенный после катастрофы для определения виновных королевский суд начал заседать в королевском дворце уже на следующий день. Вопросы в первую очередь адресовались уроженцу Дании, капитану Сефрингу Ханссону:
— Команда была пьяна?
Капитан под присягой утверждает: корабль отплыл в воскресенье, многие были на причастии и “перед Всевышним клянусь, что никто на борту не был пьян”.
— Пушки были плохо закреплены?
— Вы можете разрубить меня на тысячи кусков, если пушки не были закреплены, — отвечает Ханссон. Да и адмирал подтвердил это.
— Взяли мало балласта?
— Весь балласт был на борту, больше взять нельзя было — не было места.

Надо сказать, что, к чести королевского суда Швеции, никто не был признан виновным. Когда спустя три столетия корабль подняли на поверхность, все пушечные лафеты стояли на своих местах — так что обвинение в том, что пушки были плохо закреплены, снято справедливо. Да и балласта больше взять было нельзя — не было места.



И все-таки: кто же виноват? Представляется, что виновников, точнее, тех, кто допустил ошибки, приведшие к гибели корабля, было несколько. И прежде всего сам король Густав II Адольф. Он слишком спешил с постройкой, а кроме того, самолично утвердил размеры судна (которое задумывалось как однопалубное). Но король хотел получить корабль с максимальным числом пушек, для чего пришлось уже в ходе строительства добавить еще одну орудийную палубу. И “Васа” был единственным кораблем с двумя рядами орудийных портов.



Виновным можно считать также адмирала Флеминга. Ему уже на берегу стало понятно, насколько неустойчив корабль. Но он не решился своей властью остановить выход корабля, которого король с нетерпением ожидал в Европе. Вина лежит и на кораблестроителях. Дело в том, что во время постройки умер Хенрик Хюбертссон и заканчивал ее другой мастер, Хейн Якобссон, — в соответствии с теми размерами, которые утвердил король. И наконец, согласно современной теории, первое плавание должно было проходить с закрытыми орудийными люками.

Но никто, естественно, не решился сказать, что виноват “Его величество”. Как заметил арендатор верфи Арент де Грот, “только Господь Бог знает, кто виноват”. Но ни Бог, ни король неподсудны, а “козлов отпущения” судьи не стали искать, и дело было закрыто.



Реконструкция постройки корабля


В записи использованы текстовые описательные материалы из источников ru.wikipedia.org, www.nkj.ru, С. Матссон-Попова (член Союза писателей Швеции)

Фотографии авторские - photomatika (света было мало, снимал на 2 камеры без штатива и телефон, качество посредственное)



Tags: stockholm, sweden, travel, Стокгольм, Швеция, путешествия, фото
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments